Видич в «Спартаке»: вспоминают те, кто его покупал и продавал

премьер-лига Англия Леонид Федун Манчестер Юнайтед Игорь Рабинер премьер-лига Россия Сергей Шавло Спартак Юрий Первак Футбол

А также журналист и бывший пресс-атташе.

Неманья Видич недолго играл в России: он пришел в «Спартак» летом 2004-го, а ушел – в январе 2006-го. Полутора лет хватило, чтобы стать одним из лучших центральных защитников в истории красно-белых и российской премьер-лиги в целом.

Sports.ru попросил людей, близих к «Спартаку», вспомнить, как покупали Видича, каким он был человеком и как его продали в «Манчестер Юнайтед».

За Видича просили 7 млн долларов, «Спартак» договорился на 5. На презентации журналисты думали, что приехал Кежман

Юрий Первак, бывший гендиректор «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Первым о Видиче рассказал Невио Скала. Он ушел (на самом деле первые матчи серб сыграл при Скале – Sports.ru), а я запомнил, решили купить. Тогда шли переговоры со Старковым, но он должен был сначала закончить Евро с Латвией. Старков очень обрадовался, когда узнал, что можно приобрести Видича.

Я помню, что игрок мне сразу понравился. Ему года 23 было, а он уже капитан в «Црвене Звезде» и сзади все решал. Мы посмотрели несколько матчей с его участием. В это время как раз были две подряд игры с «Партизаном». Потом возили его сюда, Доктор Лю его смотрел, Видич полностью медкомиссию проходил. На все это ушло время (работая над трансфером Видича, Первак летал в Сербию 5-7 раз – Sports.ru).

После того как китаец посмотрел томографию Видича, все пошло к тому, что мы его возьмем. Его же «Интер» и кто-то еще не брали из-за грыжи. А китаец посмотрел и сказал: «Вылечу, нормально все будет». Тогда я понял, что все сложится. Так-то грыжа – нормальное явление для высоких тяжелых защитников.

Переговоры проходили не просто. Драган Джаич – тяжелый человек, тяжелый переговорщик, на своем настаивал, не уступал. У «Црвены Звезды» тогда было очень трудное финансовое положение, но я убедил Джаича, что мы будем платить 7 миллионов долларов тремя частями. Но если через год мы заплатим все, то не 7, а 5 миллионов. Так и получилось».

Владимир Шевченко, бывший пресс-атташе «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Презентация прошла в казино Golden Palace. Это было самое злачное и самое пафосное место Москвы на тот момент. Кажется, это была первая наша такая презентация.

Мы нагнали туману, сказали, что будет некая звезда европейского уровня с Балкан. До самого выхода Видича на сцену люди были уверены, что это Матея Кежман. И с разочарованием услышали «Неманья Видич». Я помню кислые лица. И мы тогда подумали: «Ну хорошо, посмотрим на вас через год». Нам казалось, что это качественное усиление, все получится, если его от грыжи вылечить.

Считалось, что с такой травмой, как у него, футболисты не развиваются, больше мучаются, остаток карьеры – на уколах. Наверное, повезло. Неманья всегда верил, такое плацебо, говорил: «что хотите делайте, главное, что я верю [что вылечусь]». Лю считал, что операция только ухудшит ситуацию. Говорил: «У меня методика безоперабельная, если получится, то на несколько лет забудете об этом». Его спросили: «Гарантируешь?» Он: «Гарантирую»».

Игорь Рабинер, журналист «Спорт-Экспресса» – в интервью Sports.ru: «Лето-2004: только-только появился Федун, пришли Видич, Кавенаги, Йиранек, Аленичев. Сейчас люди не верят, но приход Федуна вызвал дико позитивные эмоции. Вы не представляете, насколько спартаковский народ был счастлив. Червиченко так всех достал, это его убийственное руководство клубом… Чемодан, вокзал, Ростов – такое настроение было у всех без исключения. И правильно. Я и сейчас считаю, что избавление от Червиченко было большим счастьем. Если вспомнить те тонны отстойных легионеров, которые прокручивались через «Спартак» в годы Червиченко, все что было после – образец топ-клуба. Я понимаю, что много плохого было и позже, но с червиченковскими временами ничего не сравнить».

«Спартак» Старкова взял серебро за счет обороны и лидерских качеств дедов – Видича, Ковалевски, Титова, Аленичева, Парфенова

Шевченко: «У Видича была чумовая лидерская харизма. На поле редко можно таких найти. Таких видно, они подбегают к каждому. Радослав Ковач похожий был. Сейчас Джикия, может быть, на подходе к такому.

Было видно, что Неманье не все равно, что происходит. Он волнообразными движениями рук часто пытался всех завести. Он сначала отобьет [у своих ворот], потом побежит на угловой [к чужим]. Он любил атаковать, любил ломать ситуацию. У меня прямо образ сохранился: отбился, помахал руками, побежал вперед. Такие порывы зрители точно запомнили. Ему было небезразлично. Ну там всем было небезразлично, но важно еще уметь, иметь физподготовку. Он был в порядке. И в чужой штрафной был хозяин.

Я не удивился, что он стал лидером на другом уровне – в «Манчестере», в АПЛ. Он уже здесь таким был».

Рабинер: «При Старкове атака была так себе. Ставка на Кавенаги не сыграла, Аленичев тоже не вписался в старковский футбол, что повлекло за собой знаменитое интервью. Подход старковский был «как бы чего не вышло». Поэтому второе место 2005 года взяли в первую очередь благодаря группе обороны. Основную роль там играл как раз Видич. Еще Йиранек хорошо играл, но вот Клементе Родригес – через раз. Роль Видича в том втором месте была первоочередной».

Шевченко: «Вообще тогда все ребята в «Спартаке» были личностями. Все были какие-то взрослые. Каждый время от времени мог стать лидером и тащить. Видич пришел в 23 уже мужиком. Погатец в 22 – мужиком. Я не понимаю, как можно было приходить мужиками в 22. Макеев, например, до 30 лет был мальчиком. В «Спартаке» в какой-то момент преемственность нарушилась. Значимость таких видичей была именно в том, что они приходили уже мужиками. Поэтому и выросло за ними такое поколение – Павлюченко, Торбинский.

Видич, Ковалевски, Титов, Аленичев, Парфенов (уже с травмами, зато хранитель духа) – эти 5-6 человек в той команде были сообществом отцов, такой тренерский совет. Они не давали другим расслабиться. Они никого не угнетали, а просто были примером того, каким надо быть».

Конфликтовал на тренировках с Ковалевски и Павлюченко, нарушал ПДД

Шевченко: «У них была стычка с Павлюченко на тренировке. Не помню, что конкретно случилось, какой-то игровой момент. Рома же псих. Это он сцепился, а не Видич, у меня на памяти не одна такая сцена. Хороший парень, но психоватый. А Неманья тоже легко заводился. Но тут же обнялись и дальше пошли, все уважали друг друга.

Помню, как Видич меня вез однажды. Мы как всегда опаздывали. Чтобы приехать в Тарасовку, надо сильно заранее выехать. И он не особо подстраивался под ПДД. Потом всегда откупался и говорил: «Это плохо, конечно». Я сам не 40 км/ч езжу, но в каких-то моментах про него думал: «Вряд ли бы я так поехал». А он ехал. Не разбивался, не беспредельничал, просто балканская кровь. Где-то до последнего [собираться], а потом полуторачасовая дорога за час. Везде хотел успеть».

Рабинер – в книге «Как убивали «Спартак» 2: «Видич, уже уйдя из «Спартака» и став звездой «Манчестер Юнайтед», так вспоминал об Аленичеве: «Он не просто игрок, а болельщик «Спартака», Помню, что когда только пришел в клуб, ко мне подошел Дима и сказал: «Вида! Ты знаешь, что такое «Спартак»?» И тогда, и потом он много раз рассказывал мне о команде, ее истории. И не только мне. Он всех нас учил любить «Спартак». Это легенда клуба, а с легендами так расставаться нельзя».

Одним из лидеров старковского «Спартака» был Ковалевски — причем не только на поле, но и в раздевалке. На тренировках у них с Видичем могло едва ли не до драк доходить — потому что оба бойцы, и уступать не хотел никто».

Видич получал 700 тысяч долларов в год, его продали за 11 млн евро. Шавло лично встречался с Фергюсоном и Гиллом

Сергей Шавло, бывший гендиректор «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Видичу было тяжело играть на искусственном покрытии в Москве в Лужниках. Он все время говорил Старкову [после игр]: мне надо паузу в два дня, чтобы отойти. После этого у него день была пауза, день – легкая тренировка, потом он входил в процесс.

Но мы видели, что он за год перерос российскую лигу. Потенциал был очевиден. Мы [не были в еврокубках], только в России играли. «МЮ» смотрел его, когда он играл за сборную. Его еще итальянцы хотели взять, особенно «Фиорентина». Югославы, хорваты, сербы – их в основном смотрят итальянские скауты, близко же. И агент Видича все время хотел его в Италию увезти. Его бы раньше в Италию забрали, если бы не грыжа. Но мы ему говорили: «Неманья, что ты будешь делать в Италии? Там все время тактическая игра от обороны. Англия – родина футбола. Тем более «Манчестер»: еврокубки, Лига чемпионов, один из лучших клубов в истории».

Конец 2005 года, «МЮ» прислал предложение. Нас пригласили в Лондон, мы встретились в престижном отеле с Фергюсоном, Гиллом, агентами. Ферги – глыба и приятный человек. Он сразу сказал нам: «Я знаю потенциал этого игрока. Хочу, чтобы он играл у нас. У нас небольшие проблемы в центральной зоне. Конечно, мы его будем готовить [к игре, не ставить сразу в основу]».

Манчестер сказал: «Мы даем определенную сумму, ни больше не меньше. Если он в другую команду перейдет, дадим еще определенный процент». В Лондоне мы быстро договорились, потому что они заранее свое предложение по факсу прислали.

Мы взяли его за 5 млн долларов, а продали – где-то за 11 млн евро. Для нас был комплимент, что мы развили игрока и отдали в такую команду».

Шевченко: «Я говорил Федуну: «Леонид Арнольдович, пойду поговорю с Видичем». Он: «Бесполезно, но попробуй». Я пошел, попытался надавить на душу: «Там другие болельщики, а здесь на руках [тебя носят]. Если вдруг там не выйдет, тебе будет куда вернуться?». А он отвечал: «Такой шанс, меня никто не поймет [если остаться]. Ни в Европе, ни на родине. Это же «Манчестер Юнайтед». Как мне сделать, чтобы и тут не обиделись, и там все получилось?». И я тогда сказал: «Играй и все получится, тут будут только рады».

Первак: «Видич – совершенно беспроблемный парень. Хотя в те годы иностранцы в «Спартаке» часто остывали. Был, например, Миша Пьянович. Талантливее всех был. Но, я извиняюсь, ********* (раздолбай) в России – ********* (раздолбай) в квадрате.

Помню игру с «Локомотивом», после которой Видич уехал в Манчестер. Перед матчем разговаривали с ним про уход. Конечно, он хотел в Манчестер. Он был уверен в себе и не хотел останавливаться на чемпионате России. Несмотря на то, что уважительно относился к «Спартаку» и отработал свои деньги. Кстати, небольшие – около 700 тысяч долларов в год».

Рабинер: «Конечно, никто не мог предполагать, что он станет капитаном «МЮ». Но всем было безумно интересно, потому что «МЮ» и Фергюсон были брендами, с которыми тогда мало кто мог сравниться.

У болельщиков «Спартака» было двойственное чувство. Они с одной стороны офигенно гордились и хотели, чтобы он себя проявил. С другой стороны, боялись, что эту дыру залатать будет невозможно. Видич был всего полтора года в «Спартаке», такой прямо привязанности не сформировалось. Скорее, была гордость: парень пришел с травмой, а за полтора года в «Спартаке» из него сделали топ-защитника. Который переходит в «Манчестер Юнайтед».

«Я капитан команды, #####». 13 лет той самой фразе Овчинникова
«Краснодар» купил лучшего игрока Франции по забегам с мячом. Но ему надо слишком много свободы

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Владимир Вяткин, Дмитрий Коробейников; Gettyimages.ru/Clive Rose; globallookpress.com/Alexander Chernykh/Russian Look; spartak.com; twitter.com/fratria; REUTERS/Action Images / John Sibley

Источник: http://www.sports.ru/

премьер-лига Англия Леонид Федун Манчестер Юнайтед Игорь Рабинер премьер-лига Россия Сергей Шавло Спартак Юрий Первак Футбол

А также журналист и бывший пресс-атташе.

Неманья Видич недолго играл в России: он пришел в «Спартак» летом 2004-го, а ушел – в январе 2006-го. Полутора лет хватило, чтобы стать одним из лучших центральных защитников в истории красно-белых и российской премьер-лиги в целом.

Sports.ru попросил людей, близих к «Спартаку», вспомнить, как покупали Видича, каким он был человеком и как его продали в «Манчестер Юнайтед».

За Видича просили 7 млн долларов, «Спартак» договорился на 5. На презентации журналисты думали, что приехал Кежман

Юрий Первак, бывший гендиректор «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Первым о Видиче рассказал Невио Скала. Он ушел (на самом деле первые матчи серб сыграл при Скале – Sports.ru), а я запомнил, решили купить. Тогда шли переговоры со Старковым, но он должен был сначала закончить Евро с Латвией. Старков очень обрадовался, когда узнал, что можно приобрести Видича.

Я помню, что игрок мне сразу понравился. Ему года 23 было, а он уже капитан в «Црвене Звезде» и сзади все решал. Мы посмотрели несколько матчей с его участием. В это время как раз были две подряд игры с «Партизаном». Потом возили его сюда, Доктор Лю его смотрел, Видич полностью медкомиссию проходил. На все это ушло время (работая над трансфером Видича, Первак летал в Сербию 5-7 раз – Sports.ru).

После того как китаец посмотрел томографию Видича, все пошло к тому, что мы его возьмем. Его же «Интер» и кто-то еще не брали из-за грыжи. А китаец посмотрел и сказал: «Вылечу, нормально все будет». Тогда я понял, что все сложится. Так-то грыжа – нормальное явление для высоких тяжелых защитников.

Переговоры проходили не просто. Драган Джаич – тяжелый человек, тяжелый переговорщик, на своем настаивал, не уступал. У «Црвены Звезды» тогда было очень трудное финансовое положение, но я убедил Джаича, что мы будем платить 7 миллионов долларов тремя частями. Но если через год мы заплатим все, то не 7, а 5 миллионов. Так и получилось».

Владимир Шевченко, бывший пресс-атташе «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Презентация прошла в казино Golden Palace. Это было самое злачное и самое пафосное место Москвы на тот момент. Кажется, это была первая наша такая презентация.

Мы нагнали туману, сказали, что будет некая звезда европейского уровня с Балкан. До самого выхода Видича на сцену люди были уверены, что это Матея Кежман. И с разочарованием услышали «Неманья Видич». Я помню кислые лица. И мы тогда подумали: «Ну хорошо, посмотрим на вас через год». Нам казалось, что это качественное усиление, все получится, если его от грыжи вылечить.

Считалось, что с такой травмой, как у него, футболисты не развиваются, больше мучаются, остаток карьеры – на уколах. Наверное, повезло. Неманья всегда верил, такое плацебо, говорил: «что хотите делайте, главное, что я верю [что вылечусь]». Лю считал, что операция только ухудшит ситуацию. Говорил: «У меня методика безоперабельная, если получится, то на несколько лет забудете об этом». Его спросили: «Гарантируешь?» Он: «Гарантирую»».

Игорь Рабинер, журналист «Спорт-Экспресса» – в интервью Sports.ru: «Лето-2004: только-только появился Федун, пришли Видич, Кавенаги, Йиранек, Аленичев. Сейчас люди не верят, но приход Федуна вызвал дико позитивные эмоции. Вы не представляете, насколько спартаковский народ был счастлив. Червиченко так всех достал, это его убийственное руководство клубом… Чемодан, вокзал, Ростов – такое настроение было у всех без исключения. И правильно. Я и сейчас считаю, что избавление от Червиченко было большим счастьем. Если вспомнить те тонны отстойных легионеров, которые прокручивались через «Спартак» в годы Червиченко, все что было после – образец топ-клуба. Я понимаю, что много плохого было и позже, но с червиченковскими временами ничего не сравнить».

«Спартак» Старкова взял серебро за счет обороны и лидерских качеств дедов – Видича, Ковалевски, Титова, Аленичева, Парфенова

Шевченко: «У Видича была чумовая лидерская харизма. На поле редко можно таких найти. Таких видно, они подбегают к каждому. Радослав Ковач похожий был. Сейчас Джикия, может быть, на подходе к такому.

Было видно, что Неманье не все равно, что происходит. Он волнообразными движениями рук часто пытался всех завести. Он сначала отобьет [у своих ворот], потом побежит на угловой [к чужим]. Он любил атаковать, любил ломать ситуацию. У меня прямо образ сохранился: отбился, помахал руками, побежал вперед. Такие порывы зрители точно запомнили. Ему было небезразлично. Ну там всем было небезразлично, но важно еще уметь, иметь физподготовку. Он был в порядке. И в чужой штрафной был хозяин.

Я не удивился, что он стал лидером на другом уровне – в «Манчестере», в АПЛ. Он уже здесь таким был».

Рабинер: «При Старкове атака была так себе. Ставка на Кавенаги не сыграла, Аленичев тоже не вписался в старковский футбол, что повлекло за собой знаменитое интервью. Подход старковский был «как бы чего не вышло». Поэтому второе место 2005 года взяли в первую очередь благодаря группе обороны. Основную роль там играл как раз Видич. Еще Йиранек хорошо играл, но вот Клементе Родригес – через раз. Роль Видича в том втором месте была первоочередной».

Шевченко: «Вообще тогда все ребята в «Спартаке» были личностями. Все были какие-то взрослые. Каждый время от времени мог стать лидером и тащить. Видич пришел в 23 уже мужиком. Погатец в 22 – мужиком. Я не понимаю, как можно было приходить мужиками в 22. Макеев, например, до 30 лет был мальчиком. В «Спартаке» в какой-то момент преемственность нарушилась. Значимость таких видичей была именно в том, что они приходили уже мужиками. Поэтому и выросло за ними такое поколение – Павлюченко, Торбинский.

Видич, Ковалевски, Титов, Аленичев, Парфенов (уже с травмами, зато хранитель духа) – эти 5-6 человек в той команде были сообществом отцов, такой тренерский совет. Они не давали другим расслабиться. Они никого не угнетали, а просто были примером того, каким надо быть».

Конфликтовал на тренировках с Ковалевски и Павлюченко, нарушал ПДД

Шевченко: «У них была стычка с Павлюченко на тренировке. Не помню, что конкретно случилось, какой-то игровой момент. Рома же псих. Это он сцепился, а не Видич, у меня на памяти не одна такая сцена. Хороший парень, но психоватый. А Неманья тоже легко заводился. Но тут же обнялись и дальше пошли, все уважали друг друга.

Помню, как Видич меня вез однажды. Мы как всегда опаздывали. Чтобы приехать в Тарасовку, надо сильно заранее выехать. И он не особо подстраивался под ПДД. Потом всегда откупался и говорил: «Это плохо, конечно». Я сам не 40 км/ч езжу, но в каких-то моментах про него думал: «Вряд ли бы я так поехал». А он ехал. Не разбивался, не беспредельничал, просто балканская кровь. Где-то до последнего [собираться], а потом полуторачасовая дорога за час. Везде хотел успеть».

Рабинер – в книге «Как убивали «Спартак» 2: «Видич, уже уйдя из «Спартака» и став звездой «Манчестер Юнайтед», так вспоминал об Аленичеве: «Он не просто игрок, а болельщик «Спартака», Помню, что когда только пришел в клуб, ко мне подошел Дима и сказал: «Вида! Ты знаешь, что такое «Спартак»?» И тогда, и потом он много раз рассказывал мне о команде, ее истории. И не только мне. Он всех нас учил любить «Спартак». Это легенда клуба, а с легендами так расставаться нельзя».

Одним из лидеров старковского «Спартака» был Ковалевски — причем не только на поле, но и в раздевалке. На тренировках у них с Видичем могло едва ли не до драк доходить — потому что оба бойцы, и уступать не хотел никто».

Видич получал 700 тысяч долларов в год, его продали за 11 млн евро. Шавло лично встречался с Фергюсоном и Гиллом

Сергей Шавло, бывший гендиректор «Спартака» – в интервью Sports.ru: «Видичу было тяжело играть на искусственном покрытии в Москве в Лужниках. Он все время говорил Старкову [после игр]: мне надо паузу в два дня, чтобы отойти. После этого у него день была пауза, день – легкая тренировка, потом он входил в процесс.

Но мы видели, что он за год перерос российскую лигу. Потенциал был очевиден. Мы [не были в еврокубках], только в России играли. «МЮ» смотрел его, когда он играл за сборную. Его еще итальянцы хотели взять, особенно «Фиорентина». Югославы, хорваты, сербы – их в основном смотрят итальянские скауты, близко же. И агент Видича все время хотел его в Италию увезти. Его бы раньше в Италию забрали, если бы не грыжа. Но мы ему говорили: «Неманья, что ты будешь делать в Италии? Там все время тактическая игра от обороны. Англия – родина футбола. Тем более «Манчестер»: еврокубки, Лига чемпионов, один из лучших клубов в истории».

Конец 2005 года, «МЮ» прислал предложение. Нас пригласили в Лондон, мы встретились в престижном отеле с Фергюсоном, Гиллом, агентами. Ферги – глыба и приятный человек. Он сразу сказал нам: «Я знаю потенциал этого игрока. Хочу, чтобы он играл у нас. У нас небольшие проблемы в центральной зоне. Конечно, мы его будем готовить [к игре, не ставить сразу в основу]».

Манчестер сказал: «Мы даем определенную сумму, ни больше не меньше. Если он в другую команду перейдет, дадим еще определенный процент». В Лондоне мы быстро договорились, потому что они заранее свое предложение по факсу прислали.

Мы взяли его за 5 млн долларов, а продали – где-то за 11 млн евро. Для нас был комплимент, что мы развили игрока и отдали в такую команду».

Шевченко: «Я говорил Федуну: «Леонид Арнольдович, пойду поговорю с Видичем». Он: «Бесполезно, но попробуй». Я пошел, попытался надавить на душу: «Там другие болельщики, а здесь на руках [тебя носят]. Если вдруг там не выйдет, тебе будет куда вернуться?». А он отвечал: «Такой шанс, меня никто не поймет [если остаться]. Ни в Европе, ни на родине. Это же «Манчестер Юнайтед». Как мне сделать, чтобы и тут не обиделись, и там все получилось?». И я тогда сказал: «Играй и все получится, тут будут только рады».

Первак: «Видич – совершенно беспроблемный парень. Хотя в те годы иностранцы в «Спартаке» часто остывали. Был, например, Миша Пьянович. Талантливее всех был. Но, я извиняюсь, ********* (раздолбай) в России – ********* (раздолбай) в квадрате.

Помню игру с «Локомотивом», после которой Видич уехал в Манчестер. Перед матчем разговаривали с ним про уход. Конечно, он хотел в Манчестер. Он был уверен в себе и не хотел останавливаться на чемпионате России. Несмотря на то, что уважительно относился к «Спартаку» и отработал свои деньги. Кстати, небольшие – около 700 тысяч долларов в год».

Рабинер: «Конечно, никто не мог предполагать, что он станет капитаном «МЮ». Но всем было безумно интересно, потому что «МЮ» и Фергюсон были брендами, с которыми тогда мало кто мог сравниться.

У болельщиков «Спартака» было двойственное чувство. Они с одной стороны офигенно гордились и хотели, чтобы он себя проявил. С другой стороны, боялись, что эту дыру залатать будет невозможно. Видич был всего полтора года в «Спартаке», такой прямо привязанности не сформировалось. Скорее, была гордость: парень пришел с травмой, а за полтора года в «Спартаке» из него сделали топ-защитника. Который переходит в «Манчестер Юнайтед».

«Я капитан команды, #####». 13 лет той самой фразе Овчинникова
«Краснодар» купил лучшего игрока Франции по забегам с мячом. Но ему надо слишком много свободы

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко, Владимир Вяткин, Дмитрий Коробейников; Gettyimages.ru/Clive Rose; globallookpress.com/Alexander Chernykh/Russian Look; spartak.com; twitter.com/fratria; REUTERS/Action Images / John Sibley

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Чтобы иметь возможность оставлять комментарии, вы должны войти.